ГОЛАЯ ПРАВДА О ПОЛИТИКЕ
или феномен власти как первоисточник кризисов

Очень странную картину представляет собой человеческая цивилизация с точки зрения разума и логики. Преобладающее в массах и обоснованное морально-этическими нормами желание вроде бы одно – спокойная, обеспеченная жизнь для всех. А вот рецептов удовлетворения этого желания неисчислимое множество. Как же этот так получается, что единое стремление не имеет до сих пор единого разрешения?

Рабовладение, феодализм, капитализм, социализм… Все это лишь малая толика того, что было реализовано в натуре при буйстве частных утопических фантазий, повальных идеологических заблуждений и откровенного произвола. И капитализм-то тоже похоже уже на закате, что порождает очередную волну социально-политических идей по преобразованию общественных отношений. И идеи эти, как обычно, либо фантазийные, либо спекулятивные. И покоятся они только на одном факте – то, что было и есть, оказывается, очень плохо. Обычно другие факты в виде фундамента для рассуждений в распространяемых идеях не участвуют, а все прошедшие, возникающие или возможные в будущем коллизии обычно сваливают на какой-то ужасный человеческий менталитет. Неосязаемый, зловредный и не имеющий ни начала, ни конца.

Попробуем выделить из истории факты, которые не в допущениях и предположениях, а в натуре описывают состояние общества на сегодняшний день и одновременно сформулируем логически обоснованную аргументацию на этих фактах. Некоторые из фактов изредка всплывают в общественном сознании, а о некоторых не упоминается никогда, словно их не существует. Может тогда станет понятнее, где массы людей водят за нос и что в действительности нужно делать в продуктивном стремлении.

Факт первый. Все крупные политико-экономические системы рано или поздно рухнули или идут к тому.

Следовательно, все они в чем-то и в той или иной степени дефектны.

Факт второй. Крушение систем вызывается массовым недовольством, возмущением населения.

Следовательно, опробованные системы дискомфортны для массового населения.

Факт третий. Какая система ни была бы и в каком времени ни существовала бы, если отбросить иллюзии масс и изыски идеологий лидеров возмущений, то суть требований и ожиданий масс описывается коротко: "Не надо нас убивать и грабить".

Следовательно, дискомфорт разных систем для населения вызывается одними и теми же фактическими обстоятельствами, несмотря на формально разные политико-экономические надстройки.

Факт четвертый. Требование не убивать политическое, а требование не грабить имущественное.

Следовательно, во всех системах законы имеют такое сходное содержание, которое не обеспечивает ни защиты жизни, ни неприкосновенности имущества каждого гражданина. Декларации о защите и неприкосновенности – это не более чем абстрактные, публичные пожелания, вводящие в заблуждение.

Факт пятый. Государства никогда не образовывались и не образовываются для защиты обособленных территорий, как таковых без наличия на территориях объектов, имеющих потребность в защите. Просто защита территории, как таковой безмотивна и бесплодна, ибо у самой территории не может быть потребности в защите. Потребность чисто человеческое свойство.

Следовательно, и у государства не может быть никаких потребностей, как у не одушевленного предмета. Потребности государства в современном языке – это просто фигура речи двусмысленного толкования для прикрытия политических спекуляций.

Факт шестой. Потребность в защите с помощью образования государства возникает у людей только тогда, когда есть смысл что-то масштабное защищать и имеется возможность эту защиту поддержать. То есть масштабно организованной защиты требует либо жизнь большого числа людей, либо суммарно большое имущество для жизнеобеспечения – материальные ценности. Обычно то и другое вместе.

Следовательно, естественным мотивом потребности в защите является каждый конкретный человек и его способность создавать ценности, а не какие-то маловразумительные, абстрактные государственные нужды.

Факт седьмой. Государство не может возникнуть, если у сообщества людей нет общих правил отношений друг с другом, которые позволяют людям знать заранее, чего можно ожидать и требовать друг от друга. До государства – это обычаи, моральные принципы. В государстве – это законы. Моральные принципы (например, в Библии – это заповеди) являются основанием, которое без искажений должно переходить в детальные законы. Но переходит ли?

Следовательно, система общего труда по созданию ценностей, позволяющая материально обеспечивать защиту, система правил общества возникли еще до образования государства. Соответственно, возникновение продуктивного труда и моральных принципов являются первопричиной, а государство следствием этих причин. Соответственно, такая по порядку естественная и нормальная система приоритетов должна быть в комфортном для населения государстве.

Факт восьмой. В государстве может быть только одна система общественных отношений, основанная на общих правилах для всех. Это возникшая еще до государства система создания ценностей – Система разделения труда (СРТ). Она содержит множество профессиональных подсистем специфического труда и социальных подсистем обеспечения и потребления, но в нормальном обществе для любой из подсистем обязательны правила общей системы.

Следовательно, если история зафиксировала перманентное ущемление прав и интересов масс, то источник этого, либо в почему-то возникшей дефектности правил общей системы отношений – законах, либо  в дефектности каких-то специальных правил для отдельных профессиональных групп, нейтрализующих действие общих системных правил.

Факт девятый. Пример естественных правил – это принципы "Не убий" и "Не укради". Эти библейские принципы в современном понимании означают, что недопустимо наносить произвольный физический и моральный вред человеку и недопустимо наносить вред его имущественному состоянию, составленному общественно полезным трудом.

Следовательно, учитывая факт третий, истоки любых массовых возмущений нужно искать в одних и тех же фундаментальных противоречиях в законах самых разных политико-экономических систем.

Факт десятый. Поскольку отношения в обществе – это отношения Системы разделения труда (СРТ), то и характер этих отношений описывается либо трудовой процедурой, либо процедурой обмена продуктами труда. При этом главное и обязательное условие, чтобы продукт труда был общественно полезным. Независимо от того, в сфере какого специфического труда продукт создан. Материального, образовательного, административного и т.д.

Следовательно, истоки массовых возмущений нужно искать в признаках нарушения условия полезности труда по управлению государством и созданию ценностей.

Факт одиннадцатый. Отношения населения с административными и силовыми представителями власти формально трудовые. Ибо происходят в рабочее для лиц власти время, носят характер трудовой процедуры по услуге управления, защиты и описываются штатным расписанием и должностными инструкциями.

Следовательно, массовые возмущения населения властью могут проистекать только из одного источника – дефектности правил, регламентирующих труд лиц власти. Правил, искажающих нормальные трудовые отношения между населением и лицами власти.

Факт двенадцатый. Поскольку основное условие существования общей системы отношений (СРТ) – это общественная полезность труда, то должен существовать и общественный оценщик полезности труда. Сам приложивший труд им быть не может в силу предвзятости, необъективности. Но таким оценщиком является обобщенный потребитель, а доказательством полезности, предъявленного ему продукта труда является добровольное согласие потребителя продукт принять, оплатить и использовать.

Следовательно, условие прямого расчета потребителя за предложенный ему продукт чьего-либо труда, совершаемого в поле общих для всех правил-законов, как раз и есть то главное, на чем базируется, существует СРТ и, соответственно, государство. Продукт, который был потребителем отвергнут не может считаться общественно полезным, а активный производитель порочного продукта не может быть признан членом, элементом СРТ – государственной системы. Соответственно, и навязанный принудительно или обманом дефектный продукт порочного труда должен рассматриваться как враждебное вторжение в СРТ и преследоваться по закону.

Факт тринадцатый. Закон “Об основах государственной службы Российской Федерации” и его аналоги в разное время и в разных странах устанавливают, что оплата труда лиц власти происходит из бюджета государства, который сами лица власти и распределяют. Оценки, приемки и прямой оплаты продукта труда лиц власти населением никогда и нигде в системном виде не наблюдается.

Следовательно, директивой о своем бюджетном самоассигновании власть исключила свой аппарат из сферы влияния и саморегулирования Системы разделения труда. Аппарат власти представляет собой независимое корпоративное образование в теле СРТ. Своего рода бастион с формально декларированными государственными функциями и не обязательным их исполнением в натуре. Это означает возможность любого произвола внутри СРТ, нанесение любого безнаказанного, гражданского и имущественного ущерба населению. По мере роста у населения правовых проблем и возникает политическая составляющая массовых возмущений.

В наличии парадоксальная ситуация. Органы власти как системное образование СРТ государственные, а их персонал по трудовым признакам той же СРТ – фактически нет. И не слышно ни о каких исследованиях по этому вопросу.

Факт четырнадцатый. Поскольку деятельность власти распространяется и на законотворчество, то именно произвольность законов, возможность бесконтрольно генерировать не соответствие их морально-этическим принципам общества издавна является своего рода политическим промыслом, видом коммерции с высокими дивидендами в виде денег, положения, безнаказанности.

Следовательно, ничего удивительного нет в том противоречии, что имущественные законы любой политико-экономической системы (включая и социализм с гипотетическим коммунизмом) в любое время не признавали и не признают за трудящимися никаких имущественных прав на продукт их труда в общественном производстве. Все права на продукт получают лица, организации, имеющие лишь частичную, не преимущественную причастность к созданию продуктов. Предлоги для отчуждения продукта от основного производителя могут быть разные, но всегда не достоверные, а суть их везде одна – отрицание факта вложения труда, как основания для возникновения права на пропорциональное владение продуктом. Соответственно, прогрессирующие во времени недополученные доходы трудового населения ведут к возникновению имущественной составляющей массовых возмущений.

Факт пятнадцатый и здесь пока последний. Ни в позициях состоявшихся лиц власти, ни в предвыборной пропаганде лиц, стремящихся к власти, никогда не затрагивается проблема порочности закона, регламентирующего труд властных лиц. Например, в России, где уж только ни искали коррупционные составляющие, но только не в этом законе.

Следовательно, это говорит о том, что ни состоявшиеся, ни стремящиеся к власти политики в действительности никаких принципиальных преобразований не предусматривают. Ибо они попросту невозможны пока упомянутый закон действует, и они не могут этого не понимать. Политики никогда не будут рубить сук, на котором держатся сейчас. Соответственно, их программы, позиции априори ложны. Население же обречено всегда сидеть на этой, в общем-то, элементарно обезвреживаемой мине просто по той причине, что даже и не подозревает о характере и местонахождении действительного источника своих коллизий. Да кто ж ему, этому населению что-то скажет…

Послесловие

Какие скучные, унылые факты. Даже соглашаться с ними, верить в них как-то не хочется. Да и в общем-то в большинстве их нет никакой новизны. Почти все слышано когда-то, где-то. То ли дело веселые фантазии на политические темы. За них и проголосовать не грех.

Пожалуй, да. Только вот вы нигде не узрите этих фактов как законченную цепь аргументов, кратко и последовательно описывающую качественную картину от последствий до происхождения одного и того же неизменного дефекта состояния общества с незапамятных времен и до наших дней. Дефекта, за которым числятся сотни и тысячи лет горя и страданий.

Устраните указанный дефект, и вы получите совершенно новую, сбалансированную и комфортную, давно ожидаемую массами политико-экономическую систему, для которой сейчас и названия нет. Получите автоматически, без всяких бредовых идеологий и крови. Но это так, только пожелания. Бастион власти без крови может быть сдан только посредством референдума без подтасовки голосов. А для этого требуется хорошая осведомленность всего населения о способе решения проблемы с властью. В Росси с ее масштабами "От Москвы до самых до окраин" осведомленности населения постараются не допустить. В небольших странах с осведомлением населения легче.

Если же вернуться на мгновение к истокам государственности и сравнить то время с нынешним, то мы обнаружим довольно своеобразное сходство древних властных отношений с сегодняшними. "Государственным аппаратом" для племени являются вождь и шаман - управление и идеология, а их имущественное содержание – обязательные подношения за главенство в племенной иерархии. Правила управления - обычаи. То есть схема правления племенем не трудовая, а ритуальная. И такой почему-то осталась с переходом на иные социально-экономические отношения, включая современные.

И эту схему не меняет даже выборность "вождя" и "шамана". Ведь ключ к эффективности схемы отношений вовсе не в выборности или личных качествах руководителя. А в непременном соблюдении общего правила безусловного принесения общественной пользы.

Включение персонала аппарата власти в СРТ путем прямой оплаты населением его услуг (вместо бюджетных изъятий) означает, что возможность нанесения лицами власти не возмещаемого и непоправимого вреда исключается. В противовес тому, что сейчас нанесение властного вреда совершенно законно и безысходно провоцируется.

Следует, однако, признать, что, в общем-то, очень существенным препятствием к жизненно необходимой нормализации СРТ будет само население по двум типичным причинам. Нежеланию или трудности осмыслить что-то сколько-нибудь не стереотипное и отличию существа необходимых преобразований от собственных представлений и иллюзий отдельного человека, вдолбленных в сознание текущей идеологией.

Андрей Басов, ноябрь 2011 г., СПб