НАРОДОВЛАСТИЕ КАК ОНО ЕСТЬ
НА САМОМ ДЕЛЕ


Наивность, доверчивость, легковерие больших масс людей переходит все границы разума. Человеки попадаются на такие элементарные смысловые подтасовки, что подчас просто диву даёшься. Не будь так, то их не удалось бы дурачить столетиями сказками достижения социалистического, коммунистического, капиталистического, либертарианского или имперского счастья неведомым путём когда-то и где-то за горизонтом.

Что такое народовластие большинство людей представляют себе весьма туманно, как что-то сказочное и невозможное. Да если и полагают народовластие чем-то достижимым, то лишь в виде привычной системы, которой непременно нужна "вертикаль управления". Мало кто понимает, что работающий принцип народовластия существует с незапамятных времён, а люди применяют и пользуются им постоянно, совершенно этого не замечая. Иными словами, народовластие - это такое состояние общественных отношений, при котором у каждого гражданина имеется свой собственный инструмент материального влияния на окружающих, включая влияние и на лиц власти. То есть ему не нужны никакие выборные и партийные посредники, чтобы разобраться с властными лицами, если те начинают шалить.

Соблюдение этого принципа естественным путём привело людей из пещер в небоскрёбы. Что означает самонастраивающуюся систему, которой не требуется никакое верховное управление. Но странное дело. Небоскрёбы растут, а социальные достижения у непосредственных строителей падают. В России они грозят скоро опуститься даже ниже уровня земли.

Возникает вопрос: "Как это так может быть, что принцип есть и действует, а одновременно с этим народовластия нет, и не было никогда"? Действительно, парадоксальная ситуация, вызывающая недоумения и противоречия. Как это может быть одновременно в одном государстве? Чтобы тут разобраться, нужно прежде понять, где в нашей жизни народовластие есть, а где нет и почему.

Народовластие есть в отношениях между гражданами, и нет в политике. Народовластие есть в справедливости, и нет в демократии. Народовластие есть на заводе, и нет в Кремле. Оно есть в полезном труде, и нет во вредном

Где оно есть, и где его нет, можно долго перечислять, но главное противоречие существует между полезным трудом и политической надстройкой. Интуитивно массы людей чувствуют это противоречие давно и даже придумали ему название: "бюджетная кормушка", но как она конкретно выглядит и где находится – никто не знает. Также на уровне эмоций люди понимают, что стоит только разрешить это противоречие и общественные беды перестанут возникать.

Сущность "бюджетной кормушки" заключена в недопустимой форме оплаты труда лиц власти, при которой вместо полезной работы оплачивается вредная и нет никаких показателей качества работы лиц власти. Это возможно лишь в одном случае, когда лица власти деньгами граждан платят сами себе за наносимый обществу вред и это прописано в законах. Что мы и наблюдаем.

Народовластие обычно понимается как отношения внутренней политики. На самом деле это не так. Народовластие в действительности – это трудовые отношения граждан с лицами власти, при которых принципы оплаты труда у граждан и лиц власти одни и те же – только за полезный труд. Пропагандой трудовых принципов как политических искажается картина общественных отношений до состояния, при котором чёрное становится белым, и общество загоняется в тупик непонимания, как избавиться от бед.

Итак, как же действует народовластие там, где оно есть – в Системе разделения труда. Эта система является имущественной и интеллектуальной основой цивилизации и вертикаль современного политического управления не имеет никакого отношения к полезности трудовой сущности системы. Система труда не генерирует ни войн, ни кризисов, ни нищеты, ни безработицы. То есть никакая демократия и никакие –измы не годятся и в подмётки народовластию.

Главным правилом Системы труда является условие, что полезность вещи, услуги определяет тот, для кого вещь, услуга предназначена. Если вещь полезна, то потребитель платит за неё, и никто не имеет права всучить потребителю вещь дефектную и взять за неё деньги. Если такое всё же произошло принудительно или обманом, то потребитель предъявит оплаченный счёт, вернёт свои деньги через суд и прохиндей останется с носом или окажется в тюрьме.

То есть деньги потребителя – это его личный, материальный инструмент влияния на окружающих, принуждающий всех других приносить пользу. Всех, кроме лиц власти. Почему же лиц власти это не касается? Ведь они оказывают типичные административные и законотворческие услуги за деньги граждан. Очень просто. Имеется закон "бюджетной кормушки", по которому лица власти платят из казны сами себе сколько хотят, независимо от качества своей работы.

Такого фокуса в Системе труда не существует и материальная зависимость лиц власти от граждан, как плательщиков - исчезает. Ибо они перестают быть нанимателями для лиц власти, которые могут перестать платить за вред и это тоже прописано в этом же законе. Счёт за услуги лиц власти гражданам как, например, счёт ЖКХ, который можно опротестовать, гражданам не приходит. Вместо наёмной зависимости заказчик/исполнитель возникает властный произвол.

Народ с давних времён интуитивно чувствует эту ненормальность и прекрасно понимает, что если её устранить, то влияние граждан на лиц власти станет таким же продуктивным, как граждан друг на друга. Что, собственно, и означает полное народовластие в государстве вместо частичного. То есть, чтобы привести государство к народовластию и процветанию не требуются премудрые схемы управления, поиск мудрых и честных правителей, революции. Достаточно отменить лишь статью закона, регламентирующую работу лиц власти, в котором содержится "бюджетная кормушка" (Статья 10 Закона о системе государственной службы. (2003 г.)) и генерирует оплату любого общественного вреда, произвола, неуправляемости лиц власти.

Нормальные общественные отношения начнут складываться автоматически в наиболее комфортном для граждан виде. Правда, общество машина инертная и потребуется довольно много времени, чтобы понять, что законы любой страны, вроде указанного для России, как раз и есть то уязвимое место, обнаружения которого панически боится любая корыстная власть.

***